- Культура, Новости

Прайд на параде

Новый «Король Лев» — первый подлинный арт-эксперимент Disney за много лет

В прокате — «Король Лев», новейшая попытка Disney возродить магию своей мультипликационной классики с помощью возможностей современных компьютерных технологий, но при минимуме вмешательств в классические сюжеты. Тем неожиданнее, что этот ремейк, в отличие от предыдущих, вдруг выходит на действительно амбициозную территорию.

Утреннюю саванну освещают лучи восходящего солнца. За кадром заходится в духоподъемной мантре зулусский певчий. Стада африканских зверей — от жирафов до носорогов и от самой маленькой птички до самого большого слона — устремляют свое внимание на скалу львиного прайда. Там король животного мира, величавый и авторитетный Муфаса, вот-вот провозгласит своим подданным весть о рождении первенца и наследника, крошечного львенка Симбы. Его мудрый духовник — мандрил Рафики смажет Симбе лоб кокосовым маслом и, взяв новорожденного в лапы, поднимет его на обозрение всей звериной толпе. Та одобрительно загудит и затопчет лапами и копытами. Но «Жизнь несправедлива», — произнесет в какой-то темной пещере ревнивый и жадный до власти изгнанник-брат короля Шрам. В ответ зашикают гиены. А вскоре жизни вечный круг сделает новый оборот, сминая под собой старое поколение и выводя на первый план новое.

Все это, от поворотов сюжета до поворотов камеры, кажется до боли знакомым — и вовсе, конечно, не потому, что сюжет «Короля Льва» довольно бесстыжим и лобовым образом скрещивает фабулы «Бэмби» и «Гамлета», экстраполируя их на фауну африканской саванны. Вряд ли — особенно с учетом необъятности детской аудитории — найдется так уж много фильмов, которые смотрели (и пересматривали) так же часто, как его мультипликационный оригинал, в 1994-м ставший более-менее кульминацией десятилетнего диснеевского ренессанса, который сейчас выглядит для студии эрой не меньшего творческого расцвета, чем ее так называемый золотой век, пришедшийся на годы жизни и работы самого Уолта Диснея. По крайней мере, свои мультшедевры из девяностых («Аладдин», «Красавица и чудовище») взявшая с недавних пор курс на авторемейки в формате игрового кино студия переснимает так же охотно, как послевоенную классику («Золушка», «Книга джунглей»). Впрочем, в случае нового «Короля Льва» говорить об игровом кино несколько опрометчиво — если в той же «Книге джунглей», снятой тем же режиссером Джоном Фавро, хотя бы был один живой ребенок-актер в роли Маугли, то здесь абсолютно весь видеоряд полностью создан с помощью компьютерных технологий, разменивающих нарисованную в экспрессионистском, избыточном ключе саванну оригинала в почти фотореалистическую копию реальных африканских пейзажей.


Поделиться в соц. сетях